Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения: Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта

Университет в лицах: Зоя Юрьевна Желнина

  • 30 июля 2021
  • 1120
Университет в лицах: Зоя Юрьевна Желнина

Мурманский арктический государственный университет совместно с региональным отделением Российского общества «Знание» продолжает реализацию медиапроекта «Университет в лицах». На протяжении года мы рассказываем о преподавателях и учёных, которые работают в опорном вузе и активно вовлечены в образовательную и исследовательскую деятельность. Ведь за каждым выпускником, за каждой опубликованной статьей, каждым исследованием стоит человек.

2021 год объявлен в России Годом науки и технологий, каждый месяц которого связан с актуальным научным направлением. Тема июля — связанность территорий и освоение пространства. Это не только про связь и сопутствующие технологии, это ещё и люди, качество их жизни, творческого и интеллектуального труда.

В этот раз героем проекта стала кандидат философских наук, заведующая кафедрой сервиса и туризма МАГУ Зоя Юрьевна Желнина. Мы поговорили с ней о том, что такое университет в жизни преподавателя, чему преподавателей могут научить студенты, о главном ресурсе Арктики и романтике мурманских улиц.

Если рассматривать университет как способ освоения Арктики, какие ключевые направления работы нашего вуза Вы бы отметили?

История университетов всегда была связана с их влиянием на образ территории, университетские города создавали неповторимый образ жизни тех, кто оказывался в сфере их влияния. С течением времени имидж университетских городов только усиливался, об этом и сейчас можно говорить, как о ведущем факторе развития регионов. Поэтому для арктических территорий каждое учебное заведение становится ресурсом развития поскольку они формируют уникальные образовательные траектории для накопления и реализации социального капитала.

Необходимо отметить, что на сегодняшний день наше государство многие национальные проекты рассматривает именно с точки зрения развития территории, создания условий для развития отраслей хозяйства с учетом своеобразия региона. Наша страна такая большая, что здесь не работают универсальные модели управления, обязательно необходимы точные решения с учетом не только объективных условий, например, удаленность, степень освоенности, но и с учетом культурного интереса к региону. Арктика всегда воспринималась как место культурных открытий, научных прорывов и ресурсов для завтрашнего дня. Но для того, чтобы такие открытия совершить необходимо уметь ставить вопросы, видеть проблемное поле, создавать модели не только исследований, но и модели успеха, учитывая, конечно, возможные риски. По сути, мы сейчас говорим о научном исследовании, формат которого необходим в реальных секторах экономики. Именно университет учит выстраивать исследовательские траектории, в вузах сконцентрировано наибольшее количество людей, которые умеют создавать аналитику, ставить и обсуждать проблемы, которые еще только нарастают, проявляются в виде слабых сигналов, поэтому университеты, в том числе и наш МАГУ, берут на себя ответственность за пилотные исследования, апробацию идей. Но при этом в задачи университета входит и воспроизводство культурных текстов, это важно, чтобы труды ученых, история культурных событий, мир прошлых поколений не ушли в глубинные хранилища библиотек, пусть даже цифровых. Культурные ландшафты — это не только эстетика пространства, но и локальная идентичность человека, его знания и приверженность своему городу и региону.

Нам важно заложить понимание качества жизни, творчества и культурного ландшафта в молодёжь, потому что в сегодняшней реальности идёт очень быстрое изменение взглядов на то, как должны развиваться территории.

Хотелось бы подчеркнуть, что для развития территорий очень важно выстроить связь поколений. Это важно не только для сохранения традиций. Скорость изменения технологий такова, что люди, которые опираются на прошлые знания и модели развития, должны увидеть ценность нового опыта, но при этом перестроить свои технологические умения и навыки, а вот молодое поколение может сразу осваивать сложные модели развития, ведь ситуация такова, что ценным является комплексный подход, учитывающий ожидания разных целевых аудиторий, объективные возможности территорий, опыт из разных отраслей знаний. Именно поэтому, когда мы выстраиваем учебные планы, то закладываем в них проектные курсы, в том числе, по развитию территории. Этим мы сразу строим базис для понимания того, что любые решения — хозяйственные или творческие — влияют на качество жизни региона, желание человека здесь жить и работать. Молодые люди для нас это и творческий ресурс, и основа для дальнейшего процветания.

Конечно, наше университетское сообщество открыто для новых знаний, мы сами учимся, когда выстраиваем связи с экспертным сообществом. В МАГУ проходят различные стратегические сессии, форумы, конференции, к нам приезжают гости, коллеги, которые и являются носителями внешних знаний. Вуз — это не только центр притяжения чего-то нового, но и механизм интерпретации этого нового под конкретный регион, в нашем случае под Мурманскую область. Фактически МАГУ является центром профессиональной экспертизы, апробации и выращивания знаний, важных для развития региона.

Как туризм может помочь в освоении территории?

Многие индикаторы, которые сейчас применяются для развития территории, измеряются через туризм. Если вы куда-то хотите поехать, то вы начинаете собирать информацию, и в первую очередь опираетесь на образ территории, он может быть романтический, экзотический, связан со значимыми культурными событиями и т. п. Но также турист стремится понять, насколько регион будет комфортен для вас как для человека за пределами уютного дома. Вы изучаете безопасность, оцениваете развитость сервиса, уровень информационной открытости и т. д. Соответственно, если человек удалённо выбирает какую-либо территорию, как интересную, комфортную, безопасную, дружелюбную, то для местного жителя она, скорее всего, будет такой же. При этом туризм позволяет местному населению увидеть свою территорию другими глазами.

Повседневность снижает остроту восприятия окружающего мира, Местные скажут: мы постоянно тут живём, мы всё видели, всё здесь обыкновенное. А потом человек видит ту же самую картинку через фильм, через фотографию, воспринимает через обсуждение в блоге, и присоединяется к этому восторгу и позитиву. Отношение к своему городу, региону, стране меняется. И уже сам местный житель хочет показать свою территорию как удивительную и значимую для культурной жизни.

Многие региональные проекты, которые сейчас реализуются в сфере туризма, подразумевают, что здесь будет отдыхать, в том числе, и местное население. Молодые люди, когда говорят, что хотят уехать из региона, ссылаются на то, что здесь ничего не происходит, некуда сходить, а туризм как раз и создаёт новые виды активности. А ещё он формирует многослойное пространство для встреч с разными людьми, но при этом задаёт вопрос о квалифицированном гостеприимстве. Особенно остро стоит вопрос о гидах, которые по сути раскрывают для приезжего своеобразие региона. Наш университет уже несколько лет готовит гидов-экскурсоводов по программам повышения квалификации, обычно это достаточно большие группы, при чем каждый раз в них появляются очень сильные слушатели с базовым опытом в туризме, у которых мы сами готовы учиться. Но я бы хотела отметить и тех, кто только начинает свой путь в экскурсионной деятельности, они приносят энтузиазм, нестандартные задумки, и по окончанию говорят, что хотели бы продолжить обучение на других курсах, связанных с туристской деятельностью. О чем это говорит? Поле туризма — это поле непрерывного кипения, новых треков освоения региона, сфера культурного потребления, где важны история, литература, разные искусства, а также практики творческого раскрытия индустриальной, морской темы. Через туризм создается актуальный культурный текст Кольского Заполярья.

Мурманская область — арктический регион. Насколько он хорошо изучен с точки зрения туризма?

Очень сложный вопрос, он требует понимания того, что туризм — это весьма многослойный феномен, в Заполярье у него длинная история. И в XIX веке здесь были те, кого в путеводителях и путевых заметках называли экскурсантами, и в 20-е и 30-е годы ХХ века Кольский полуостров привлекал путешественников. В советские времена государство поощряло молодёжный туризм, это был путь создания человека с новыми взглядами на жизнь, на свою роль в переустройстве мира. При этом туризм был прагматической деятельностью, так как туристским группам давались исследовательские задания, в том числе по поиску полезных ископаемых, географическим наблюдениям и т. п. Путеводители, например, Бартольда Е. Ф. по Карелии и Кольскому полуострову, фактически были инструкцией по проведению полевых исследований. Здесь путешествовали, в том числе, и школьные группы. Постепенно складывались устойчивые туристские маршруты, зарождались туристские базы, развивалось спасательное дело. В соответствии с временем, это были пешеходные, водные и лыжные маршруты. И уже в 50−80-е годы ХХ века Кольский полуостров был изрезан классифицированными маршрутами, это был самодеятельный и спортивный туризм, очень популярный в советские годы. Но поскольку туризм очень быстро развивается, мы переходим в плоскость современного туризма как сферы предоставления услуг, организации путешествий на возмездной основе. И тут возникает вопрос: кто и как предоставляет эти услуги?

В Арктике только очень опытные путешественники могут организовать автономную экспедицию, другим не получится быть «сам себе режиссёром» как это можно сделать в городском туризме Европы. Северная природа, удаленность от цивилизации не прощает безответственных «незнаек». Умение организовать безопасный поход (тур) — это главная компетенция местных туроператоров.

Коммерческий туризм сегодня опирается на опыт экспедиционного туризма, который существовал до 90-х годов. Наши турфирмы предоставляют много качественных услуг, подтверждая следующий посыл: они знают, что делают, отвечают за безопасность, в том числе, за вкусный и сытный обед, возможность переночевать в тепле и уюте, комфортно доехать до дальних точек маршрута, не потеряв при этом ощущения экстрима, восторга от северной природы.

Достаточно ли у нас развита туристическая инфраструктура? Если нет, то что для этого требуется и к какому времени мы сможем выйти на достойный уровень?

Наша туристическая инфраструктура развита с учетом текущего потока туристов, ориентированных на минимум комфорта, но, безусловно, требует дальнейшего развития, потому что туризм становится всё более многообразным: экспедиционный, экстремальный соседствует с комфортными путешествиями за романтическими впечатлениями о северной природе. Набирает силу экономика комфорта, для неё нужна новейшая инфраструктура. Причём это не только средство размещения, но и туристические информационные центры, выставочные пространства, всё, что связано с экотропами, площадками для наблюдения, фотозонами. Это, в свою очередь, ставит вопрос о кадрах для работы, о компетенциях для наполнения путешествия интересными активностями.

В нашем городе этим летом проходило творческое мероприятие, в рамках которого был создан проект «Арктический пляж». История с запросом на создания набережной в Мурманске длится уже не одно десятилетие, и даже сейчас проблема осталась не решенной, но креативные идеи и небольшие арт-объекты, полученные в итоге проекта, уже вдохновляют на дальнейшее творчество. Нам крайне необходимо новейшее видение образа территории. В текущем времени многие инвестпроекты связаны со строительством турбаз, глэмпингов, здесь радует то, что их владельцы сразу закладывают в смету дизайнерские решения по благоустройству территорий, это рекреационные тропы, фотозоны, смотровые площадки и т. п. Когда будет заметный прорыв в креативном образе территорий? Я бы с понятием времени была очень осторожна, поскольку работа чаще всего связано с инвестициями, менеджментом. Отмечу другое — проблема, наверное, в том, чтобы привлечь в это инфраструктурное строительство людей нетуристических специальностей: дизайнеров, архитекторов, культурологов, тех, кто сможет сформировать культурное видение Арктики через локальный проект. Ведь иногда, в погоне за красивой «северностью» теряется культурный код территории. Безусловно, специалисты туризма тоже нужны, их главная компетенция — это создание интересного сценария пребывания туриста на территории, развитие деловых связей между всеми, кто может создавать услуги, необходимые в туризме.

Если говорить о культурном ландшафте территорий: какие исследования проводятся в университете?

Тема культуры для нас очень важна. У нас в Институте креативных индустрий и предпринимательства есть заведующая кафедрой искусств и дизайна Елена Терещенко, и она специализируется на морской культуре Кольского Заполярья, многие истории, связанные с туризмом, мы осваиваем через эту тему. Морская культура, конечно, для нас является ключевой, хотя мы вспоминаем и саамскую культуру, так как этнотема тоже для нас интересна. Мы, например, проводили мастер класс, направленный на то, чтобы, играя, научиться переводить саамские названия, создавать истории, где они являются основой представления образа территории.

Одновременно, на кафедре сервиса и туризма большое внимание уделяется именно арктической теме, истории арктических экспедиций, которые шли через Кольский полуостров. Также стоит выделить тему приграничного сотрудничества, поскольку у нас с Норвегией и Финляндией много пересечений в истории, становлении культурного кода через морские промыслы, образ жизни в холодных широтах, к тому же не стоит забывать о том, что мы являемся форпостом торговли, который создал образ Колы, становищ Восточного и Западного Мурмана. Плюс ко всему, конечно, геополитическая история Кольского полуострова входит в сферу наших интересов как темы для военных и индустриальных экскурсий и туров.

Какими научными исследования занимались лично Вы?

Поскольку я занимаюсь туризмом по Мурманской области, то специализируюсь именно в этой сфере: государственное регулирование, экономика впечатлений, организация туриндустрии как отрасли. В текущем периоде мне интересно, как регион представлен в цифровой среде. Многие цифровые порталы преподносят наш край только через природные явления — полярное сияние, холод, снег — это заметно сужает интерес к Кольскому Заполярью, искажает запросы на профессиональные услуги.

Мне также интересно работать с открытой большой аналитикой, чтобы узнать, что и кто покупает, куда едет — увидеть потребителя через его запрос в цифровой среде. Я считаю, что это очень нужная работа, которая потом, возможно, реализуется как учебные курсы, это одна из тем моих публикаций.

Ещё одно интересное для меня направление — это образ специалиста туриндустрии. Вы знаете, что сейчас огромное число людей находится в состоянии неполной, временной или хаотичной занятости. Феномен гигономики (нестандартной занятости) в туризме проявляется очень ярко.

Исследования о том, как человек вовлекается в какую-то временную работу, например, на сезон и/или проект, а потом уходит, как работнику управлять своей квалификацией, чтобы быть востребованным на туристском рынке — это очень сложные вопросы. Особенного для МАГУ, мы в образовательном учреждении и, следовательно, должны понимать, как человек осваивает профессию, остаётся и развивается в профессии.

Также интересно изучить, так сказать, профессиональную миграцию, попытаться ответить на вопрос, почему люди из других специальностей приходят именно в туризм.

Какими проектами Вы гордитесь и о каких достижениях рассказали бы?

Со студентами мы работаем по разным направлениям, но практически успешными я бы назвала экскурсионные проекты. Надеюсь, что когда-нибудь мы эти проекты обобщим и, например, издадим книгу, может быть даже цифровую. Именно этими проектами я действительно горжусь, потому что студенты создают очень интересные, нестандартные экскурсии. Например, у нас есть экскурсия «Романтика улиц», которая построена на небольшой локации города Мурманска, но она позволяет обсудить повседневную жизнь, посмотреть надпись в виде стихов на стене дома, поговорить об арт-объектах, которые в обычных маршрутах не рассматриваются. Студенты, которые были на апробации экскурсии, говорят, что иначе увидели мурманские дворы. Не менее интересен проект, где объектами экскурсии стали мозаики домов и сами дома Первомайского района.

Назовите Ваш топ-3 учёных, которые сейчас активно продвигают Арктику и за работами которых нужно следить.

Я бы не стала расставлять наших ученых в какой-либо рейтинг, все они очень разные, их работы уникальные, а деятельность имеет долгосрочное культурное значение. Назову наиболее известных, это Пётр Владимирович Боярский, его исследования, мне кажется, очень значимые для того, чтобы увидеть культурную историю Арктики от древности до наших дней. Павел Викторович Фёдоров, у него недавно вышел очень большой труд по истории Кольского Заполярья, думаю, что его персона должна быть узнаваема в туристской профессиональной среде, поскольку у него достаточно много работ, которые действительно можно изучить и потом успешно применить полученные знания. Отмечу также, что я с огромным удовольствием и восхищением читаю исторические труды историков нашего университета: Юлии Петровны Бардилевой и Александра Александровича Чапенко, фактически их работы — это готовый материал для экскурсионной и социально-культурной работы по продвижению нашего региона.

Как мотивировать студентов изучать Арктику?

Мотивировать в первую очередь можно и нужно своим примером. Студент охотно откликается на участие в каком-либо проекте, его нужно к нему присоединить, создать интересные задания, поддержать его работу. Другая мотивация — выдвижение на какие-либо научные конференции или конкурсы. Студент начинает думать о публичном результате, как ему более интересно выступить, получить обратную связь. Если же мы говорим о каких-нибудь локальных проектах, например, экскурсиях, то это тоже мотивация. Человек провёл экскурсию, появилась какая-то заметка об этом на сайте, в социальных сетях, и это тоже работает, потому что студент становится известным, получает лайки, фидбек.

Складываются универсальные гуманитарные компетенции, необходимые на всём жизненном пути. Очень важно, чтобы молодое поколение почувствовало себя причастным к созданию чего-то полезного и творческого.

Вместе с тем, сама технология обучения тех, кто учится по направлению туризма, отвечает задачам развития личной профессиональной мотивации. У нас очень четкий, профессионально ориентированный учебный план, но обучение, построенное на проектах, на связях с другими специальностями во внеучебной деятельности, создает уникальный опыт развития знаний в своей профессии и тех отраслях, которые обеспечивают процветание туризма. Это сервис, дизайн, экономика, цифровые практики и многое другое. Конечно, важны экскурсионные выезды, творческие события, мастер-классы. Главное, чтобы учебная жизнь была разнообразной.

В этом ключе, конечно, стоит отметить такие большие университетские проекты, как Мурманистика и Форсайт-ледокол. И очень хорошо получается, когда участие в таких масштабных мероприятиях переходит в научные статьи. За прошлый год 15 студентов написали научные работы. Для нас очень важно, чтобы проекты наших ребят были признаны в профессиональном сообществе, чтобы они выходили за пределы университета. Именно поэтому мы всегда стимулируем участие в конкурсах, учим быть понятными и полезными для других.

А чему студенты научили Вас?

Студенты научили меня всё время задавать вопросы. И самый главный из них: «Зачем мне это нужно?». Когда ты отвечаешь на этот вопрос, то начинаешь многое переосмысливать, и иногда сам для себя делаешь открытия, начинаешь искать новый компонент профессиональной деятельности, новые цели.

Меняемся ролями. Какой студенткой были Вы?

Во-первых, я была студенткой этого университета, тогда еще педагогического института. Базовое образование я получила по профилю педагогика и психология. Училась с большим удовольствием, у нас были замечательные преподаватели, в том числе из «больших» университетов МГУ и ЛГУ — именно они заложили опыт исследовательской, академической работы. Но одновременно, нас учили быть знающими именно в частных методиках будущей работы. Я очень рада, что имею базовое педагогическое образование, поскольку оно дало мне опыт стрессоустойчивости, гибкости в коммуникациях, способности встать на сторону другого человека.

Я до сих пор ощущаю себя студенткой в родной альма-матер, потому что я хожу по тем же коридорам, общаюсь с людьми, которые выросли в этой культурной среде. Главное, что в МАГУ сохраняется модель обучения, где в основе заложена идея найти траекторию и вырастать каждого студента до уровня, который поможет ему сделать успешный старт в профессии. Даже при условии, что профессиональная среда быстро меняется.

Я очень надеюсь, что из наших студентов кто-то вернётся в преподавание, потому что вижу в некоторых ребятах умение не просто хорошо доносить знания, а именно учить другого, создавать учебные ситуации, например, на мастер-классах, оценивать и развивать достижения того, кто рядом.

А Вы родились в Мурманске?

Нет, я родилась в Ленинграде, а позже с семьёй переехала сюда, и мы здесь живем почти сорок лет. Поскольку большую часть жизни провела в Мурманске, то считаю себя северным человеком: я не люблю высокую температуру, люблю легкую пасмурность и даже полярную ночь. Ритм жизни у меня тоже северный.

Ваши родные — это первые люди, которым Вы покажите новую экскурсию?

Да, абсолютно точно! Я очень хорошо помню свою первую экскурсию, хотя это было достаточно давно, тогда взяла на апробацию свою маму и ребёнка. Это было правильное решение, так как дочь была подростком, мама — пожилой человек. И тот маршрут, который я выстроила, оказался некомфортен ни тому, ни другому, там присутствовали лестницы, а пожилому человеку сложно по ним ходить, подростку же было не очень интересен долгий рассказ (нарушила тайминг!). Всё, что я сделала, было неправильно, именно семья помогла мне это увидеть.

Чем предпочитаете заниматься в свободное от работы время? Чем увлекаетесь?

В свободное от работы время я, наверное, опять работаю. Работа действительно занимает большую часть моей жизни, так как деятельность в сфере туризма требует огромной информационной подслойки, приходится очень много читать. Но я и люблю это делать. Всё, что пишут коллеги, свежие публикации в сети, я всё это изучаю.

Если говорить конкретно о моём личном времени, то у меня есть собака, я с удовольствием с ней гуляю. Люблю также фотографировать, и это снова помогает в работе, даже когда, например, снимаешь цветочки, думаешь о том, как это можно встроить в историю, в рассказ для других.

Зоя Юрьевна, поделитесь своими правила жизни — вашими жизненными принципами.

Самое главное моё правило, о котором я всегда говорю — это быть вариативным.

Нельзя в каждой ситуации действовать стереотипно, нужно оценивать сложившиеся, изменяющиеся обстоятельства. То, что было хорошо вчера или ещё раньше, сегодня может быть в корне неверным, даже вредным, ломающим чужую жизнь.

С другой стороны, нужно, конечно же, чувствовать себя ответственным за то, что ты делаешь, потому что быть вариативным, но непредсказуемым, и ломать чужие планы только потому, что ты сегодня так считаешь нужным, это тоже неправильно.

Ещё скажу, что нужно всегда встречать новых людей с интересом, так как новый человек всегда несёт что-то новое для тебя. Хотя если этот человек токсичный, то следует не бояться вывести его за пределы своей жизни. Зато другие люди создадут для тебя новый поворот в жизни, а это всегда предполагает новые перспективы.

Поделитесь ссылкой